Но что-то ангелы поют такими злыми голосами

Как мы и предполагали, поместный собор филаретовской церкви УПЦ-Киевский патриархат завершился громким скандалом. Четыре епископа УПЦ-КП (митрополит Ивано-Франковский Андрей, архиепископ Тернопольский Василий, архиепископ Винницкий Роман и управделами УПЦ-КП епископ Хмельницкий Мефодий), объединяющие половину всех верующих УПЦ-КП, заявили, что они вместе с духовенством и мирянами выходят из филаретовской псевдорелигиозной организации и объединяются с Украинской автокефальной православной церковью патриарха Димитрия (Яремы). Таким образом, бывшие общины патриарха УАПЦ Мстислава после трехлетнего филаретовского пленения возвратились к преемнику покойного Мстислава — патриарху Киевскому и всея Украины УАПЦ Димитрию.

Обеспокоенные судьбой кормушки на Пушкинской, 36 покровители филаретовщины предприняли ряд неординарных шагов. Накануне собора в парламенте было объявлено о создании некой депутатской (!) группы, которая должна объединить украинские церкви в единую, поместную, национальную, каноническую, православную и т.д. Иными словами, нардепы вновь блеснули своим невежеством. Ведь такая депутатская группа существует с 92-го года по сей день. Она не только «объединила» церкви в Украине, не гнушаясь и захватами храмов, в единую филаретовскую УПЦ-КП, но до сих пор руководит ею. Массовое вмешательство политических сил и госструктур во внутренние дела православия привело его к глобальному кризису в стране, торжеству насилия, лжи и беззакония. Неужели раз в три года непременно надо наступать на одни и те же грабли?

Но нардепы добились встречи с Леонидом Кучмой, который как гражданин разделил депутатское горе, а как Президент предпочел остаться на стороне Конституции и законов Украины, запрещающих государству вмешиваться в дела отделенной от него церкви. Однако, на следующий день Николай Поровский выступил в парламенте с заявлением, обвинив президентскую администрацию в расколе УПЦ-КП. Дескать, некие чиновники администрации встречались с епископами филаретовской церкви и убедили их перейти к патриарху УАПЦ Димитрию.

Отповедь нардепу дал управляющий делами УПЦ-КП епископ Хмельницкий и Каменец-Подольский Мефодий.

— Перед Богом и перед Украиной моя совесть чиста. Никакие президентские структуры и никакие службы безопасности Украины ко мне никогда не подходили и не убеждали соединиться со святейшим патриархом Димитрием. Раскол произошел по одной причине: Филарет в духовном мире является преступником. Его опекают такие люди, как Поровский, Червоний и прочие, которые, потеряв совесть, взяли в свои руки власть в церкви, диктуют ей свои условия, прикрываются церковью для утверждения своих политических целей. Это первая причина, почему мы вышли из церкви, сейчас полностью захваченной Филаретом. Последним нашим представителем в УПЦ-КП был патриарх Владимир (Романюк), которого преступники, такие как Филарет и Червоний, уничтожили.

Последний собор УПЦ-КП при жизни Владимира — тому свидетельство, где его обзывали бандеровцем, смердючим гуцулом, кричали: убирайся геть с Украины. Патриарх потребовал у Филарета прекратить это бандитское бесчинство. Но кликуши, пришедшие из Владимирского собора и получившие на троих по бутылке кагора, и дальше оскорбляли святейшего патриарха. А перед дверьми зала заседаний, которые охраняли сотрудники МВД, бесчинствовал Червоний и иже с ним. Они кричали, что Владимир, отдавший 19 лет сибирским лагерям, — московский агент. Бессовестные! Это они агенты Москвы. Потому, что только Филарет и те бандиты, которые его окружают, им выгодны! Ведь если он будет патриархом, то ни одна православная церковь в мире нас не признает. И Украинская Православная Церковь Владимира (Сабодана) никогда не пойдет на диалог с таким человеком, каким является Филарет.

19 октября, когда мы собрались в Феодосиевской церкви, филаретовцы дважды вызывали наряды милиции и один раз «Беркут» — под предлогом, что мы якобы здесь бесчинствуем, учиняем пьянки и драки. А затем под воротами Феодосиевского монастыря появился Гудыма и стал баламутить народ. Если бы я не вышел, его могли бы и растерзать. Едва Гудыму отогнали, как снова появился наряд милиции, который вызвали, сообщив, что у нас здесь заложена мина. Филаретовцы все делали, чтобы не дать нам собраться. Теперь нашей церкви в УПЦ-КП нет. Там остался один филаретовский сброд, который хочет захватить власть и использовать церковь в борьбе с нашей державой! 18 июля — тому подтверждение.

За нами пойдут не только наши приходы, но и те, что сегодня числятся у Филарета. У него море епископов, за которыми всего по пять-шесть общин. Утверждение, что в УПЦ-КП 2000 приходов — ложь! На Тернопольщине и Ивано-Франковщине у нас 800 приходов. Они ушли, кто же остался с Филаретом?

Руководители УАПЦ и епископы УПЦ-КП подписали акт об объединении этих церквей в единую УАПЦ Димитрия. Сам патриарх Димитрий в интервью «НЗ» заявил:

— Мы объединились с епископами УПЦ-КП. Это не было объединением «сверху». Этого требовали сами верующие. Они не пойдут к Филарету, и мы не пойдем. Он преследовал нас еще во времена Союза, а затем пытался заигрывать с нами. Но мы тверды в своей позиции. Филарет нарушил клятву, он лишен священнического сана, а главное — мы не видим в нем, так сказать, духа веры. Он политик — и больше ничего.

А в это время во Владимирском соборе избирали патриарха УПЦ-КП. На этот раз филаретовцы избавили делегатов от тяжкой проблемы выбора: кандидат на престол был один — Филарет. Тут же обнаружилось и такое странное обстоятельство: полцеркви ушло с собрания, а на количестве делегатов это почти не отразилось (из 191 их осталось 173). Так что, если бы даже УПЦ-КП покинули все приходы, кворум для избрания Филарета все равно бы был. А потому расстриженный монах без особых хлопот прошел в патриархи.

Правительство Украины отказало в предоставлении Софии Киевской, а потому интронизация нового патриарха прошла во Владимирском соборе. Филарет, как водится, заявил, что надел на себя не патриарший куколь, а венец терновый. Своей главной задачей он определил всемирное укрепление дисциплины в патриархате. И это справедливо: если ее сейчас не укрепить, общины побегут кто куда, поскольку вряд ли по доброй воле священники осмелятся поминать в богослужении человека, над которым висит угроза анафемы. К тому же Филарет умудрился бросить поразительную фразу о том, что покойный патриарх Владимир (Романюк) больше сделал для Киевского патриархата не столько жизнью своей, сколько смертью. Толкователи оцепенели...

Вместе с тем вновь избранным патриархом УПЦ-КП был провозглашен курс на «диалог любви». Оказывается, церковное единство — это не единство канонов и законов, оно является лишь единством внешним (что характерно для имперской Русской православной церкви). А настоящее единство — это единство в любви (что, надо полагать, характерно для Киевского патриархата). Правда, у Владимирского собора я смотрел на депутатов и, признаться, никак не мог представить ни Василия Червония, ни Николая Поровского, ни Муляву в образе ангелов любви с кроткими взорами или хотя бы со смиренно приспущенными усами...

Впрочем, по последним сведениям, «диалог любви» филаретовцы уже начали. В понедельник на пресс-конференции было заявлено, что, несмотря на уход епископов западных епархий (а приходов у них «всего лишь» 750), епархии должны остаться в ведомстве УПЦ-КП. Как при крепостном праве. Или, быть может, в этом и заключается смысл филаретовской национально-патриотической любви?

Василий Анисимов,

«Независимость», 25 октября 1995 г.