Ловушка для простодушных

Незаконнорожденная церковь, именующая себя УПЦ — Киевский патриархат, над которой, по словам ныне покойного патриарха Мстислава, «смеются во всем мире», продолжает удивлять православных граждан Украины. Недавний официальный выход из УПЦ-КП пяти ее епископов во главе с митрополитом Антонием (Масендичем) и их совместное заявление приоткрыли завесу лжи над этой загадочной организацией и обнажили господствующие в ней порядки, «каноны и правила». Откровение епископов привело в состояние шока наших читателей. Вмешательство государственных сановников в дела церкви, ложь, шантаж и давление, которые на себе испытывают даже высшие иерархи УПЦ-КП, некогда опрометчиво согласившиеся на пресловутое объединение церквей, не могут не вызывать беспокойства.

Сегодня мы публикуем фрагменты беседы с покинувшими УПЦ-КП архиереями: архиепископом Винницким и Брацлавским Спиридоном, епископом Харьковским и Полтавским Романом, епископом Житомирским Софронием и епископом Яготинским Иоанном, переполошившими своим мужественным поступком Филарета и К°.

Архиепископ Спиридон: — Наши действия объясняются просто: ныне всем стало ясно, что само «объединение» церквей и создание УПЦ-КП было ничем иным, как ловушкой, приготовленной Филаретом и его державными покровителями. Они спасали Филарета, оказавшегося в 1992 году генералом без армии: епископами УПЦ он был смещен с должности предстоятеля и лишен священного сана за преступления перед Церковью. Филарет остался один с епископом Иаковом, Владимирским собором, зданием экзархата и церковной казной УПЦ. Тогда-то верхи и решили его «объединить» с УАПЦ.

В. А.: — По убеждению многих, решающую роль сыграла именно казна Филарета, хранящая много тайн, в том числе о финансах компартии. Но как бы кто чего не заподозрил, для ее спасения был брошен депутатский десант из «демократов» националистического толка — Червония, Поровского, Павлычко и даже из бывших противников Филарета — Скорик и Шевченко. А потому в отношении опального владыки бывшие партийные бонзы и национал-радикалы сохраняют трогательное единство. Но как решились епископы УАПЦ на это объединение?

Епископ Иоанн: — Всем были разосланы телеграммы с требованием срочно прибыть в Киев, но с какой целью — неизвестно. Патриарх УАПЦ Мстислав тоже ничего не знал и никакого собора не собирал. Епископы отказались от объединения с Филаретом, некоторые вообще покинули собрание. Но тогда к ним на Трехсвятительскую нагрянули депутаты. Они убеждали митрополита Антония, что Филарет — не помеха, он лишь на три-четыре месяца, а затем его уберут.

Епископ Роман: — Архиереи УАПЦ не ожидали такого мощного давления. Депутаты говорили, что в Киев приезжает «агент Москвы» (новый избранный предстоятель УПЦ Владимир (Сабодан), а Президенту и парламенту ничего не остается делать, как признать УАПЦ единственной законной православной церковью в Украине. К ней отойдут и Владимирский собор, и здание на Пушкинской, и финансы (4 млрд. руб.) И если мы не примем Филарета и упустим такой шанс, то эти «кляті москалі» УАПЦ просто раздавят. В случае отказа нас чуть ли не признают врагами народа и украинского православия. Многих смущало наличие среди агитаторов греко-католиков. Я сам подошел к Л. Скорик и спросил: «Пани Лариса, а что вы, греко-католичка, здесь делаете?» Она мне, конечно, ответила: «Я прежде всего украинка!» Поэтому после «проработки» часть духовенства пошла на объединение. Но трое из семи епископов УАПЦ сразу покинуло нашу церковь. Всего же за это время из УПЦ-КП вышло 10 епископов. Когда пpиехал Мстислав и депутаты попробoвали таким же образом поговорить с ним, он резко заявил: «Кто их сюда пустил, здесь что, Верховный Совет?» И в гневе покинул собрание.

Епископ Софроний: — После того как епископы УАПЦ, по сути, спасли Филарета, образовав УПЦ-КП, они стали ему попросту не нужны. Мы были, как кость в горле. Особенно после того, как, благодаря нашим усилиям, ему не удалось стать сначала местоблюстителем, а затем патриархом УПЦ-КП. И он начал выдавливать епископов УАПЦ из епархий, заменяя их своими ставленниками, которые беспрекословно изберут его патриархом. Более того, он создал так называемый высший церковный совет УПЦ-КП, куда вошли те же воинствующие депутаты, люди совершенно нецерковные, которые, тем не менее, руководят церковью!

В. А.: — Но почему вопрос о неканоничности и неблагодатности УПЦ-КП всплыл только сейчас?

Архиепископ Спиридон: — Потому что филаретовские ложь и фальсификация открылись только на соборе в октябре прошлого года. Ведь до этого нам говорили, что митрополит Антоний (Масендич) и архиепископ Владимир (Романюк) были тайно посвящены в епископский сан Филаретом и Иаковом в домашней церкви Филаретa еще в декабре 1991 года, то есть тогда, когда он был каноническим епископом. Однако на второй день собора выяснилось, что это ложь. Филарет рукополагал, уже будучи лишенным сана. Я был первым епископом, кого Филарет и Иаков рукоположили после харьковского собора УПЦ, где Филарет был смещен с должности предстоятеля. Это было 5 июня 1992 года. Лишение Филарета священнического сана последовало 11 июня. Однако они скрыли от меня, что уже до 5 июня Филарет был запрещен в священнослужении синодом РПЦ. Другими словами, моя хиротония недействительна, как недействительны и хиротонии, которые делал Филарет после 11 июня. Кроме того, он скрыл истинные результаты поездок делегаций УПЦ-КП в Константинополь и Грузию. Вселенский патриарх ему прямо сказал: «Воздержитесь от хиротоний» А Грузинский Патриарх Илия II заявил, что законность лишения Филарета священнического сана признают все восточные патриархи и пока он будет в руководстве церкви, ни о какой ее каноничности не может быть и речи.

Епископ Софроний: — Иными словами, мы не епископы, мы — никто. Филарет ввел нас в обман, мы же, в свою очередь, рукополагая священников, обманывали и их. Ведь все таинства священников УПЦ-КП недействительны. И сам Филарет, когда служит во Владимирском соборе, совершает великий грех, ибо является монахом, а «дерзает яко священно». Это маскарад. Если бы журналисты надели архиерейские облачения, они что, стали бы епископами? Если нет нa священнике благодати Святого Духа и Апостольской преемственности, он сам идет и ведет свою паству к вечной гибели.

В. А.: — Но Филарет утверждает, что УПЦ-КП благодатная. Поскольку благодатной осталась и РПЦ в 1448 году, отошедшая от Вселенского патриарха и более ста лет им не признаваемая как самостоятельная.

Архиепископ Спиридон: — Это очередная ложь. Во-первых, думаю, что вы знаете, в каком состоянии находился Вселенский патриархат после завоевания турками-мусульманами. Во-вторых, Филарет тщательно скрывает, что, несмотря на непризнание за Москвой автокефалии, епископат РПЦ остался благодатным, а не расстриженным и лишенным священнического сана. А потому Апостольская преемственность сохранялась и сохраняется до сих пор. В любом конце света православный священник будет сослужить со священником УПЦ, а с филаретовцами — лишь после переосвящения. Их хиротонию не признают и католики.

В. А.: — Однако, судя по репортажам УТ, oтношения Филарета с восточными патриархами выглядели куда более теплыми.

Епископ Роман: — Как это делается на УТ, я, каюсь, сам был свидетелем и участником. Когда уезжал патриарх Мстислав и Филарет провожал его в аэропорту, то в новостях нужно было срочно показать теплый прощальный поцелуй Мстислава и Филарета. Я был под рукой, и меня попросили привезти на УТ кассеты. Там был Зиновий Кулик, и мы с ним искали моменты прощания. Я плохо разбираюсь в технике, но был удивлен, как умело командовал Кулик видеоинженерами: вправо-вправо, влево-влево, задержать, пока каким-то образом из двух кадров не получился один. Так был рожден прощальный поцелуй Мстислава.

В. А.: — В своем заявлении о выходе из УПЦ-КП вы утверждали, что против вас начата кампания произвола и угроз...

Епископ Софроний: — Шантаж стал особенно сильным перед избранием патриарха и на самом соборе. Они боялись, что Филарета не изберут патриархом. Накануне мы приехали к митрополиту Антонию (Масендичу), он сидел в кабинете бледный, как стена, и только повторял: «Что делать, что делать?» У него был советник Президента Украины Богдан Тернопильский и прямо сказал: если сорвешь собор, мы тебя убьем. А на самом соборе Зинченко, Червоний и Поровский угрожали епископам, что, если они будут голосовать против Филарета, они их сотрут в порошок. По регламенту каждый делегат имел право выступать лишь раз, но депутаты не отходили от микрофона. Червоний, например, выступал 22 раза. А когда выступали епископы, они им устраивали обструкцию, называя кагебистами, гомосексуалистами и прочими грязными словами.

В. А.: — А насколько реальными были эти угрозы?

Епископ Иоанн: — За два месяца до собора в машине митрополита Антония неизвестно кем были повреждены тормоза. И если бы водитель не сделал круг во дворе, авария была бы неминуема. Теперь, когда заволновались приходы и некоторые священники подают прошения о принятии их в лоно УПЦ, в Богуславском Николаевском мужском монастыре в ночь с 30 на 31 января исчез иеромонах Матфей, который вместе с настоятелем монастыря игуменом Викентием перешел в УПЦ. Его просто выкрали из кельи. Никто не знает его местопребывания. А со вторника на среду, поcле угроз по телефону и тоже ночью, неизвестные пытались ворваться в келью самого игумена. И только благодаря шуму, поднятому соседями, злоумышленники скрылись на «рафике».

Епископ Софроний: — Или возьмите случай, о котором недавно поведали «Вісті з України». В отдел внешнецерковных отношений, руководимый митрополитом Антонием, ворвалась группа захвата ОМОНа с автоматами, во главе с небезызвестной матушкой Варварой. Она приказала, чтобы их вывели из кабинета, поскольку решила, что Масендич хочет захватить здание на Пушкинской. И лишь после того, как священники предъявили документы, их оставили в покое.

В. А.: — А что, женщины — матушка Варвара и Евгения Петровна — играют по-прежнему влиятельную роль в киевском патриархате?

Епископ Софроний: — Это ужас! Надо видеть, как священники бегут к Евгении Петровне, целуют ручку и берут у нее благословение. А она благословляет священников! Я сам видел, как это делает священник Ярослав с Пушкинской. Какое это унижение!

В. А.: — А какой статус у Евгении Петровны в патриархате?

Епископ Софроний: — Да никакого! «Владычица киевская и всея Украины» — так ее называют священники.

Епископ Роман: — Вообще, о морали и христолюбии в киевском патриархате можно говорить очень долго. Понимаете, это не церковь. Вот депутаты, члены высшего совета — они миряне и должны брать благословение у епископов. Но куда там! Не делает этого и монахиня Варвара. Помню, когда приехал патриарх Мстислав, она у меня спрашивает: «А что этому старому хрычу здесь нужно?» В киевском патриархате все построено на унижении епископов и священников. На заседаниях сначала восседает Филарет, около него депутаты — Червоний, Поровский, Шевченко, Зинченко (Зинченко вообще приглашается на каждый собор, на каждый синод, на каждый прием и на каждый обед), а уж затем епископы. Когда Филарет выезжает, перед ним до самой машины расстилают ковровую дорожку, но стоит ему пройти, перед епископами ee демонстративно сворачивают. Могут захлопнуть перед носом дверь, а сплетни и оскорбления — общепринятая норма. В УПЦ-КП нет духовности, методы его работы — захватить, разогнать, выгнать. Кто знает облачения владыки Варфоломея (УПЦ), захваченные унсовцами, тот мог видеть их на одном из архиереев УПЦ-КП. Это же грех! И стратегия у этой организации одна: вот у УПЦ столько-то храмов и монастырей, а мы создали еще больше, на бумаге. А если проверить статистику патриархата, то и половины указанных приходов не наберется. В моей Харьковско-Полтавской епархии числится десятка два приходов, а служба ведется лишь в трех.

Епископ Иоанн: — Такая же ситуация и по другим областям. В Одесской области — два прихода, в Сумской — один, остальные же все на бумаге. В некоторых местах священники боятся, как бы люди не узнали об их принадлежности к УПЦ-КП, и за богослужениями поминают и патриарха Алексия и Владимира. Такие приходы есть в Иванковском районе, в Чернобыле.

В. А.: — Но вы уже начали пожинать плоды того, что стали на пути Филарета к патриаршеству?

Епископ Роман: — Да. Приехав в Харьков в свое епархиальное управление, я не смог туда попасть, сторож говорит, что я уже здесь «не работаю», и показывает указ, в котором говорится, что в связи с моим отпуском временно управляющим назначается архимандрит Макарий. Но я никакого отпуска не просил. А потому поехал искать правду в Киев. Зашел к патриарху, а он и говорит: не волнуйтесь, владыко, сейчас пойдем к Филарету и разберемся. Я говорю, что сам написал рапорт на Филарета и отдал его вам, и почему теперь я должен идти к Филарету разбираться? Мне стало плохо, они вызвали «скорую помощь», сделали инъекцию, хотели уложить в постель, но, придя в себя, я ушел и в тот же вечер написал заявление о выходе из УПЦ-КП. Аналогичные «мероприятия» Филарет проводит и с другими епископами. Приезжает архиерей на кафедру, а там уже получили телеграмму: такого-то епископа не принимать, а еще лучше — с треском выгнать. Это старые кагебистские штучки: расправляться с неугодными чужими руками.

Затем я встретил пресс-секретаря патриарха УПЦ-КП, он мне предложил отмежеваться от заявления, опубликованного в «Независимости»,— и вам, мол, все простят. Сейчас якобы к Филарету потянулись политические партии, поддержка депутатско-президентского корпуса непоколебима, и за УПЦ-КП — будущее. Но я уже в эти игры не играю. Я не хочу заботиться о привлечении казачества, массовости. Я хочу служить в храме, куда приходят люди не утверждать что-то и не бороться против кого-то, а молиться. И делать это по велению сердца.

Архиепископ Спиридон: — Я полагаю, что вы понимаете, почему мы желаем лучше служить в канонической Церкви пономарем, чем считаться епископом УПЦ-КП. Мы устали жить во лжи и вводить в обман православных. Мы возвращаемся в законную каноническую Православную Церковь, которая ведет к Богу и спасению. Мы украинцы, патриоты своей державы, и нам небезразлично, что делают с украинским православием политиканы.

В. А.: — Но вы понимаете, что Филарет не простит вам обращения к прессе и выкинет против вас не одну тонну компромата?

Епископ Роман: — Я с первых дней в киевском патриархате. Никогда не собирал сплетен, но знаю многое и о многих. Некоторым деятелям УПЦ-КП, полагаю, надо не только молчать, а положить крест на престол и уйти. Это я бы посоветовал сделать, прежде всего, самому Филарету.

Беседу вел В.Анисимов.

«Независимость», 9 февраля 1994 г.